December 24th, 2012

Кайкэн, приятная неожиданность.

Неожиданно получил отличный подарок, не иначе как от самурайских или каких-то других духов.
Лежал у меня кайкэн - небольшой такой кинжал, с одним долом, двумя мэкуги-ана на накаго, да с раковинами на переполированном клинке. Хороший предмет, несмотря на повреждения клинка. В свое время изрядно попутешествовал со мной по Китаю. Я его отнес к первой четверти XIX в. Надписей на накаго - нет, хвостовик очень ржавый.
Небольшой, однолезвийный, с серебряным хабаки, в невыразительном сирасая, но очень удобно сидящий в руке.
Словом, приятная такая штуковина, без каких-либо изысков. Когда-то думал сплавить ее другому владельцу, но потом решил оставить себе. Понравился.
Словом, лежал себе кайкэн в дальнем ящике, изредка извлекался для ухода. Буквально на днях решил повертеть в руках, разобрал - опа! - на накаго проступила еле читаемая надпись!
Два иероглифа, очень похоже на 田 圥
Крутил его по-всякому, под разными углами светил, отснял.
Попутно спомнил, что как раз этот кинжал я не публиковал. Стал снимать размеры, составил описание - пока черновое. А дальше, тряхнул стариной, взял теплые ламповые блокнот для эскизов, карандаши, штангенциркуль - и понеслась. Такого удовольствия от процесса работы не получал давно.

DSC_8622

Секрет здесь простой. Я уже не раз сталкивался с тем, что японские и китайские антикварные предметы реагируют на мельчайшую разницу в климате. Правда, предыдущий опыт касается в основном предметов из дерева и лаков уруси. Например, у меня немного рассохся один обонов для сакэ, перевезенный из Гуанчжоу в более сухой Пекин. Здесь, видно тоже, идут процессы в толстой оксидной пленке, покрывающей накаго. Часть ржавчины на месте подписи просто выкрошилась, открыв сохранившиеся остатки выбитых на хвостовике клинка иероглифов.
Теперь основная задача - атрибутировать надпись, соотнести с изготовителем и уточнить хронологию.

DSC_8624 copy